[ Ответить | Следующее | Предыдущее ]

Миф о государстве

ABTOP: В.Ушаков

* * *

Два народа - такой подход несколько нетрадиционен и в этом заложена определенная сложность в оценке тех или иных социальных явлений. Но все же стоит попробовать пройти этим путем.

Ключевым водоразделом этих двух «народов» выступает миф о государстве. Именно миф, так как в сфере духовной общности (и различий) придется искать в первую очередь особенности каждого из них, хотя и обычные бытовые реалии тоже нельзя сбрасывать со счета.

Среда обитания, жизненный уклад. Очень характерной особенностью выступает то, что для «народа власти» средой обитания является не земля, не городская среда или что-то еще земное, а остальное общество - «другой народ». Специфика как раз в том, что именно эту «почву» - «другой народ» - власть и возделывает регулярно, черпая из нее ресурсы, воздействуя на нее в своих собственных интересах.

Для «другого народа» среда обитания и уклад жизни привычные и традиционные - свой труд на своей земле. И, кстати, в этом заложено еще одно существенное отличие, что два народа различны по отношении к социальной организации. Если «народ власти» - организован и представляет из себя государственную структуру, тем самым выступая как единый народ, то «народ земли» все так и остается в чем-то органичным, фактически не имея своих социальных институтов. Он ориентирован на свои личные силы и свою близость с «землей», с тем, что дает ему хлеб насущный.

Вот это разрыв: организованность первых и неорганизованность вторых - порождает еще один миф - «вот барин придет и все рассудит». Мол, не способен к самостоятельности «народ земли». Во-первых, отсутствие социальной организации лишает во многом возможности решать самостоятельно свои задачи. Как возможно согреть свой дом приморцам самостоятельно, если они втиснуты в уже существующую государственную организацию жизни, где и теплом-то в квартиры распоряжается «народ власти» через то же централизованное отопление. А, во-вторых, сам «народ власти» не очень-то стремится, чтобы состоялась самоорганизация «другого народа», иначе начнет разрушаться среда его собственного существования.

Характерен и механизм воспроизводства этих двух народов. Хотя и декларируется, что, мол, власть - это часть общества, но на поверку оказывается, что внутривластная среда сама же себя и воспроизводит. Не к станку же становятся дети «народа власти».

Но надо отметить, что и «народ земли» не однороден по отношению к мифу о государстве. Одна его часть стремится уйти от государства, как когда-то уходили беглые крестьяне в казаки или в Сибирь старообрядцы. Правда, государство всегда их после настигало, но не принимая те правила игры, которые формировались казаками или же новыми сибиряками, а навязывая им свой уклад отношений с собой же.

Другой слой «народа земли» готов порвать со своей средой и устремиться в стан «народа власти». Насколько это получается - другой вопрос. Ну и третий - принимает все как есть. Власть не выбирают, а принимают (или не принимают) такой, какой она есть.

Центральным во всех этих взаимоотношениях выступает миф о государстве. И суть этого мифа состоит в том, что не общество формирует государство, не государство вырастает, опираясь на традиции социума, а государство - есть альфа и омега русского уклада жизни и без него общество ничто. То есть идет речь о самодостаточности государства как такового. Оно и есть ВСЕ. Для «народа власти» такой миф, конечно же, полностью вписывается в принципы его самосуществования. Причем этот миф дополняется до целостного во всех остальных сферах. Правовая система - это же государство, оно всегда право. Это по отношению к «народу земли». Внутренняя «правовая система» - место в иерархии власти разрешает конфликт между тем, что дозволено и что нет, как и изменением места в этой иерархии происходит наказание провинившихся. Но «народ власти» всегда защищает своих, изгнание из него - самое наистрашнейшее наказание (и будешь жить всю жизнь на одну зарплату). Есть и система безопасности - своя госбезопасность - оберегающая благополучие «народа власти» от неразумных действий «народа земли». Частью мифа выступает и толкование, что государству виднее, как обустроить жизнь общества, в силу неразумности последнего. Да и в экономической сфере «народ власти» обустроен тем, что именно он регулирует все хозяйственные процессы в обществе.

Каково же отношение к этому мифу другого «народа». Его отношение - отсутствие публично выраженной позиции, так как и от его имени «народ власти» стремится говорить тоже. Фактически «народ земли» воспринимает устоявшееся положение как данность, так как у него нет того потенциала (собственной организации, возможности формировать свою точку зрения через СМИ и т.д.), который был бы необходим для того, чтобы обозначилась хоть какая-то самоидентификация.

Сознательно выделяя МИФ о государстве, уже этим можно обозначить тип мышления населяющих Россию «народов». Оно далеко не рациональное, мифологическое начало заметно преобладает в нем. Вот только есть определенные различия у двух этих народов.

Очень знаковой характеристикой является для «народа власти» специфическое двоемыслие, когда суть суждений напрямую зависит от того, куда направлена эта мысль. Поддержание мифа о величии государства с его заботой о благополучии общества, прозорливых и мудрых начальниках, честных и неподкупных - этот вектор адресован обществу. И своя собственная трактовка этих же явлений, но адресованная внутреннему кругу и своему месту во властной иерархии. Совсем другие оттенки. Здесь можно также задаться еще одним вопросом. Часто поднимается на щит повышенная духовность русского народа. А что за духовность несет с собой «народ власти»? В чем проявление его высочайшего духа?

Мифологическое сознание тем характерно, что в нем присутствуют все важные компоненты оценки мира в мифологических координатах. Обязательно должно присутствовать чудо преображения мира. Неизменно существование двух параллельных миров: мира обыденного, живущего по обычным законам, и мира чудесного. А переход из одного мира в другой происходит по особым сказочным законам. Заметна и эмоциональная подчеркнутость такого мифологического видения мира и т.д.

Как раз к мышлению «народа земли» можно отнести характеристику духовности, но опять-таки в мифологическом пространстве: в том другом, чудесном измерении, существующем параллельно с реальностью. В обыденном же мышлении присутствует все та же органичность, но не рациональность: что есть, в том и живу. Если происходит вскрик обращения к «народу власти», когда поджимает невозможность сносно существовать в том «как оно есть», то это происходит опять с переходом в другое пространство. Обращение идет к мифу о государстве, а не к реальному государству, без всякой надежды реально добиться каких-либо результатов, а уж тем более проконтролировать действия власти.

Вообще получается, что русская (если угодно евразийская) цивилизация в сегодняшних условиях уникальна только тем, что она стала средой обитания двух разных народов. Один из которых еще условно можно назвать народом этой цивилизации, а другой живет на теле этого народа и обустраивает это тело под свои «народные» нужды. Причем каждый из этих «народов» един в своих внутринародных проявлениях, но отчужден друг от друга. Так может тогда о двух цивилизациях надо вести речь? Про одну, привязываясь к евразийским пространствам, про другую – к виртуальному пространству власти?

Ведь в чем еще одна наша особенность? Российские расстояния. С одной стороны уклад жизни регионально как бы обособлен, в том числе и хозяйственно, но в то же время эти расстояния все тем же чудесным образом преодолеваются, и все мы живем рядышком друг с другом, что позволяет узнавать одно и то же лицо как «народа власти», так и «народа земли».

Еще одно начало, по которой можно судить об уникальности цивилизации. Религия. Попробуем и здесь взглянуть глазами разных «народов». Россия примеривала к своему мировоззрению уже две государственные религии: христианство и марксизм. Но оба этих веяния пришли к нам из цивилизации, принимать которую как свою сегодня не очень стремимся – с Запада. Кстати, на основе этой характеристики претендовать на собственную цивилизационную уникальность не приходится. Но мифологическое сознание и эти религии трансформирует в особую ипостась. То же православие было наделено собственной особостью, чуть ли не радикально разводящей его с остальным христианством. А марксизм, который все же в той или иной степени опирается на рациональные понятия, нашим сознанием опять-таки был переработан в мифологическом виде.

Cтоит отметить, что для «народа власти» ценность этих религиозных доктрин (именно народ власти крестил Россию обеими этими религиями) в их социальной догматике. Для православия - это симфония властей, а для марксизма – наличие «передового отряда», ведущего общество в светлое будущее. То есть сами эти религии на уровне их внутренних религиозных норм и устремлений для «народа власти» не самоценны. Самоценна их социальная составляющая, возвеличивающая «народ власти» и дающая обоснование претензии этого народа отождествлять свои интересы с интересами общества в целом.

Если говорить о «народе земли», то скорей придется признать, что он попросту безрелигиозен, что в прошлом, что сейчас. Он с одинаковым значением принимает и традиции, уходящие корнями в языческое прошлое, и обряды православные переосмыслил под свое понимание, да и в тех же обрядах советского периода находил свой смысл, далекий от догматического. То есть так и не укоренилась религиозная догматика в миропонимании «народа земли», она осталась лишь внешним атрибутом.

Такова попытка сопоставить цивилизационную уникальность этих двух народов. Если же вкратце просуммировать.

Различна среда обитания и жизненный уклад. Для одного «народа» это в чем-то так и оставшийся традиционным, другой же живет на теле традиционного общества. Достаточно жесткая пограничная линия, отделяющая эти два народа. На страже этого пограничья стоят очень многие государственные (но не социальные) институты.

«Народ власти» организован и все функции общества стремится замкнуть на свою организацию. «Народ земли» так и остался органичным.

Религия. «Народом власти» социальная догматика выделяется при всех сменах религиозных воззрений. Имеет значение только государственная религия, собственные религиозные воззрения общества существовать не должны. Другой «народ» по большому счету безрелигиозен.

Мировоззрение. Миф о государстве – централен для первого народа. Некая мировоззренческая аморфность – для второго.

Тип мышления. Устоявшееся двоемыслие с особой «духовностью» - народ власти. И остальной народ - мифологическое сознание русского духа.

Попытка распознать эти два народа состоялась. :-) Надо ей отстояться.

В.Ушаков

Сообщение отправлено: 14.02.01 19:49:52

Rambler's Top100
Rambler's Top100